Как сделать город чистым?

Платить уборщикам сдельно за собранный мусор
Штрафовать за нарушение чистоты
Нужны частные компании по уборке улиц
Обязать всех ходить на субботники
Публично ругать тех, кто мусорит
Ничего не поможет, люди - свиньи
Прекратить пить, весь мусор от пьяных гуляний

Прежние голосования

Особые места

Красный день календаря // 19.11.2009

Нет, нам надо было ехать прямо! А мы свернули влево, да ещё назад сдали. Впрочем, для этого было веское основание – след чужого «уазика» на дороге. Мы и решили, что это кто-то из знакомых поисковиков приехал раньше нас. К тому же, мы давно хотели разведать это место, а тут подвернулся такой случай.

7 Ноября, в праздник Великой Октябрьской социалистической революции группа «Поиск», как обычно, выехала в экспедицию. На этот раз судьба занесла нас на стык Палкинского и Псковского районов.

 


Был легкий морозец, земля подмерзла. Знали бы мы, что к вечеру потеплеет… Впрочем, как говорится, повадится кувшин по воду ходить – там ему и полным быть.

Итак, свернув с дороги на подмерзшую целину и поехав пару километров, мы увидели тот самый «уазик» (простой, не «буханку»), стоящий под деревом. Невдалеке ходил человек с лопатой. Ясное дело, поисковик, а не охотник. Мы подошли к нему и поздоровались.

Нет, человек с лопатой был нам не знаком. Вскоре подошел его напарник. Оказалось, что они – поисковики из Пскова, Евгений и Геннадий. Про нашу группу «Поиск» слышали, и даже не раз видели издалека наш красный флаг. «А мы затем его и вывешиваем, чтоб все видели: идут работы» - пояснил Пётр Михайлович. «Да мы это поняли, потому и не подходили. Только, бывало, ветер от вас подует, такой запах идет – обед варите!»

Тем временам я снял с пояса топор и нарубил сушняк. Эдик с Денисом разожгли костер и поставили кипятить чайник. Я нарезал хлеб и сало. «Милости просим к нашему дастархану!» (скатерть, накрытый стол).

Мужики оказались простыми, и мы дружно принялись жарить на прутиках сало. «Сегодня на небе тучи, Аллах не увидит!» Михайлыч поздравил всех с праздником. Запив завтрак чаем, мы приступили к поиску.

Металлоискателя с собой у нас не было, и потому особых результатов мы от сегодняшнего поиска не ждали. Псковские товарищи предложили нам помочь, но их прибор оказался настолько своеобразным, что успехов это тоже не принесло. Очень скоро мы разошлись по сторонам.

Михайлыч, я и Денис вышли к противотанковому рву, вокруг которого были видны следы окопов. Увы, щуп – плохая замена металлоискателю, и вся наша работа ни к чему не приводила. Кубометр за кубометром мы рыли пронизанную корнями землю, но не находили ничего, кроме кусков ржавой колючей проволоки. Нашли только обломки касок – советской и немецкой, гильзу от немецкого 75-мм снаряда. Да и то, лежали они сверху, в противотанковом рву.

 



В общем, было такое ощущение, что сегодня день будет без находок. Что же, дело обычное, не каждый раз что-то новое находить. Хотя, как сказать – знакомство с хорошими мужиками тоже многого стоит. Постепенно мы стали заворачивать к лагерю. Под конец я откопал в траншее хвост от минометной мины, разорванное ведро, несколько разбитых бутылок и почти целую кринку. Дело ясное – попавшая прямо в окоп мина разбила немцам всю посуду.

Пьянству – бой!

Дело в том, что бутылок на немецких позициях полным-полно. Когда фрицы захватили Францию, то отношение к этому факту у французов было крайне неоднозначным. С одной стороны, все понимали, что это – временное явление, что рано или поздно Гитлер сломает себе шею. С другой – не очень-то хотели этому способствовать. Во-первых, это было крайне опасно, во-вторых – многие извлекали из пребывания немцев определённый доход. Начиная с проституток, которым нравилось такое обилие клиентов, и кончая с виду почтенными предпринимателями. Французские бизнесмены легко побеждали свой довольно шаткий патриотизм, когда речь заходила о выгодных заказах. Тем более, что немцы грабили Францию «культурно», в основном путем валютных махинаций (искусственное завышение курса германской валюты и понижение французской: что-то вроде доллара и рубля в 90-е годы в России). Что же касается французских виноделов, то они наверняка втихаря молились на немцев: вся их продукция имела гарантированный сбыт. Короче, вермахт выпивал почти всё, что производила Франция в те годы. Вина, шампанское, коньяки и прочее поставлялись в таком объеме (ходили слухи, что французы «подмазали» кого-то из нацистских боссов), что немцы не справлялись, и немалая часть досталась Красной Армии в ходе наступления. К величайшему изумлению немцев, спиртное оказалось их «секретным оружием» - как только наша армия добиралась до крупных складов, её наступательный порыв временно иссякал. Не всегда, но часто. Имеется немало воспоминаний фрицев на эту тему. «Русским понадобилось три дня, чтобы выпить всё. Поразительное достижение! Пока «товарищи» на той стороне отсыпались с похмелья, наша дивизия без помех успела окопаться».

Пьянство – дело вредное, а на войне – особенно, и протрезвевшие красноармейцы потом очень дорого отвечали за своё разгильдяйство. То, что можно было взять малой кровью день-два назад, теперь приходилось оплачивать большими потерями…

На снимке вы видите кусок донышка от бутылки из-под шампанского и кринку из-под молока. Молоко продавали местные жители, когда строилась линия. Таскали в штаб, ну и простым солдатам. Осколки кринок тоже встречаются, хоть и не так часто, как бутылочные. В 1943 году местное население с линии выселили, а кринку, видно, ихняя солдатня «забыла вернуть».

Секретный фарватер

Мы снова собрались возле костра. Едим гречневую кашу с тушенкой, рассказываем всякие смешные случаи из поисковой практики. Псковские говорят, что неподалеку отсюда они нашли останки советского солдата и отметили это на местности. Что там могут быть ещё бойцы. Что мы можем забрать их для захоронения. Но ноябрьский день короток, скоро темнеет, и псковичи едут домой. Немного погодя, собрались и мы. И тут-то началось самое интересное. Только мы проехали метров пятьдесят, как «сели». И крепко. Уазик застрял – ни вперед, ни назад. Уж мы и лопатами работали, и ветки под колеса подсовывали, и толкали машину – всё без толку. Судя по всему, мы провалились сразу в две ямы, и теперь машина стояла даже не на мостах – переднем и заднем, а на брюхе. Вот так вляпались!

А мы-то думали, что умные… Но эта гипотеза оказалась ошибочной. Просто мы не учли, что утром был морозец, а к вечеру потеплело. Земля оттаяла, лед на лужах ослабел – и вот результата. Уазик псковичей был легче, их было двое, резина – зимняя, они сумели проехать. А под нашей «буханкой» с четырьмя человеками лед проломился. К сожалению, всё это мы поняли поздно.

«Что делать будем? Ночевать в машине, а утром видно будет?» - (дело в том, что уже стемнело). Мы решили позвонить псковичам – может, их машина сможет выдернуть нашу. Евгений и Геннадий вернулись незамедлительно. Увы, даже их уазик не смог выдернуть нашу «буханку». Тем временем стал накрапывать дождь… Дорога раскисала на глазах. Еще немного – и псковичи не смогут уехать. Будем тут куковать вдвоём. Оставаться им не имело смысла, тем более, что трос порвали.

Но какое же всё-таки гениальное изобретение – мобильный телефон! Особенно в условиях России. Михайлыч позвонил заместителю главы Островского района, Фёдорову Н.А. находившемуся сейчас в Черской. Без лишних слов зам главы нашел трактор, снабдил его горючим и отправил нам на выручку. Надо только было его встретить и провести до места. Евгений и Геннадий, взяв с собой Дениса, уехали ему навстречу, пока дорога была ещё проходима для их машины. А мы, чтоб не терять времени даром, стали откапывать свою.

Нет, день этот был невезуч! Сперва Михайлыч, потом я, проломив лед, ухнулись в окопы по самое … в общем, откуда ноги растут. Особого впечатления на нас это не произвело («накопали тут всякие!»), мы чувствовали, что не простудимся. Но всё равно, приятного было мало.  Дождь меж тем не переставал, и мы, оставив попытки самим вытащить машину, залезли внутрь. Чтоб не сажать аккумулятор, выключили свет. Тьма сразу стала непроглядной, какая бывает в глухую осень, когда ещё не выпал снег. «Ну, теперь впору страшные детские истории рассказывать!».

Примерно через полчаса мы услышали слабый шум в отдалении, а потом мелькнул свет. Мы включили свой. И вскоре к нам подходил сухопутный крейсер – такое впечатление производил простой трактор «Беларусь», у которого горели все фары и огни. Рядом с трактористом, в качестве штурмана сидел Денис.

Мы выскочили из машины. Подцепили трос. Трактор поднатужился, рванул, и наша «буханка», тяжело ухнувшись обеими мостами, вылетела из ямы. Дальнейший путь мы ехали в кильватере трактора. Потому что нам самим проделать эту два километра до твёрдой дороги было не под силу. Ещё трижды наш уазик застревал, и три раза «Беларусь» вытаскивала его. К сожалению, у меня нет этих снимков – хорош был бы я, если бы бросив лопату, стал фотографировать, когда другие работают.

Наконец, опаснейший фарватер окончился. Машина встала на твердый грунт. Мы поблагодарили тракториста Олега, Денис пересел в машину – и в путь! Михайлыч проверил тормоза – вроде всё нормально. Рулевое управление тоже как будто не пострадало. Только какой-то подозрительный запах горелой резины или кипящего масла ощущался в салоне.

До Острова доехали без происшествий. Правда, раздеваться пришлось около входа в квартиру – сами посудите, какой был у меня вид, после лежания на мокрой земле с лопатой.

На следующий день я пришел в музей. Михайлыч, как всегда, был на своем рабочем месте. Вдвоем мы отогнали уазик в гараж, вытащили из него вещи, и потом долго и тщательно отмывали машину снаружи и внутри. Нет, вообще-то мы не такие уж глупые, если застреваем не чаще двух-трех раз в год…  

Снайперская работа


К сожалению, на следующую субботу, 14 ноября, я не смог поехать в поиск. Ездили Михайлыч и Валера Чумаченко вдвоем. По их словам, они обнаружили место, про которое говорили псковские. Там лежали останки двух советских солдат – два простреленных черепа. Снайпер, что ли, немецкий тут работал? Кроме того, они в тот день нашли щиток от пулемета «Максим», щит не то от пушки, не то от самоходного орудия и простреленную немецкую каску. На снимке вы видите, как Михайлыч отмывает её под краном. Каска оказалась образца 1934 года, расцветка ранняя. Слева, прямо напротив виска, находилось маленькое пулевое отверстие. Сталь вокруг него была примята. Всё ясно – а здесь работал наш снайпер. «Вот пуля пролетела – и ага…»    

 



Рахим Джунусов

источник: skobari.ru

Другие новости
Комментарии

Ваш комментарий:

Ваше имя:
Ваш e-mail:
Комментарий:
Код с картинки:
проект реклама контакты новости Пскова PDA
Использование любых материалов данного сайта без активной ссылки на www.skobari.ru (информационный портал Пскова и Псковской области) является нарушением международных норм и российского Закона "Об авторском праве и смежных правах".