Как сделать город чистым?

Платить уборщикам сдельно за собранный мусор
Штрафовать за нарушение чистоты
Нужны частные компании по уборке улиц
Обязать всех ходить на субботники
Публично ругать тех, кто мусорит
Ничего не поможет, люди - свиньи
Прекратить пить, весь мусор от пьяных гуляний

Прежние голосования

Особые места

В далёкий край товарищ улетает… // 01.11.2009

Недалеко от Острова был аэродром морской авиации «Веретье». Вообще-то он и сейчас вроде как есть – последние дни доживает. В самом деле, кому в современной России нужен аэродром первого класса, способный принимать стратегическую авиацию? Ну кто на «нас» нападет, если «мы» готовы ко всем услугам – загубив свою промышленность, гоним «туда» сырье, и «туда» же отправляем выручку за него? Я думаю, что даже Адольф Гитлер был бы «нами» очень доволен и не подумал бы на «нас» нападать – дойную корову не режут.

Так что аэродрому «Веретье», этому осколку советского строя, пришел каюк. Технику, что может летать, уже перегнали, личному составу приказали сидеть тихо и не интересоваться, что с ним сделают. Они и не интересуются – только, как образцовые российские военные, запивают горе. Настроение в Острове минорное – работы никакой, а тут почти тысяча здоровых мужиков останется не у дел. Все понимают, что раньше город не протягивал ноги только благодаря военным городкам, теперь будет гораздо хуже.

Даже не верится, что когда-то в стране была промышленность, была армия для её защиты, и были надежды на жизнь. Наверное, вскоре на московских парадах будут маршировать одни только внутренние войска – у сырьевых придатков нет внешних врагов, но зато почти всё население – враг внутренний…

А ведь когда-то на Веретье кипела жизнь! «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью, преодолеть пространство и простор, нам разум дал стальные руки-крылья, а вместо сердца – пламенный мотор…» Аэродром прикрывал сразу два направления – Центральное и Северо-Западное, и делал Остров стратегически важным городом. Даже в годы оккупации немцы расширяли и благоустраивали Веретье – они его тоже оценили по достоинству.

Отсюда, с Веретья, в феврале 1942 года был проложен первый в мировой истории воздушный мост. Отсюда немцы снабжали свою окруженную в районе Демянска группировку (и весьма успешно).

В августе 1943 года с оккупированного Веретья сбежали, угнав немецкий самолет, двое военнопленных: Лошаков Николай Кузьмич, и Денисюк Иван Александрович. Событие это не так известно, (а точнее, почти совершенно неизвестно) как побег группы Девятаева с аэродрома Пенемюнде, но произошло оно на полтора года раньше. Как память о тех днях в одном месте под позднейшим слоем гравия ещё видна каменная облицовка дороги, которую советские военнопленные строили до Острова.

В послевоенное время над аэродромом дни и ночи стоял свист и рев турбин – полеты шли круглосуточно. Переходили на реактивную тягу, и немыми свидетелями этого перехода являются могилы разбившихся тогда летчиков…

Самолеты поднимались и летели в Атлантический океан – следить за кораблями и подводными лодками вероятного противника. В дни Карибского кризиса летчики сидели в кабинах своих самолетов и ждали приказа бомбить Америку – билет это был в один конец, на обратную дорогу (если бы повезло и не сбили) топлива просто не хватало…

Зато теперь ничего не надо. Да ещё эти военные – досадная помеха, скорее бы их за ворота выпихать. Хорошо, хоть тут они тихие – на Северном флоте, говорят, создали ассоциацию обманутых офицеров.

Повсеместно в России идет погром морской авиации – к чему она теперь? Подмосковный аэродром «Остафьево» перешел в ведение Газпрома. (Место для купечества наивыгоднейшее – Москва под боком, можно доехать даже на метро.) На Веретье личному составу было заявлено, чтобы он искал себе новое место службы сам. С первого декабря российская армия приобретет «новый облик» (мурло ещё то!), так что нечего тут смердеть… Пока же незначительное число военных (в основном молодых) перевелось в Ейск – курортный город у Черного моря. Но в Ейске хорошо отдыхать, служить же – боже упаси. Курортный город, совершено не приспособленный к наплыву военных. Тамошний аэродром… о, это нечто неописуемое. Перегнанные самолеты там просто некуда ставить – нет ни капониров, ни даже простых стоянок. Машины стоят на рулежке в одну линию, и в случае войны повторение 22 июня 1941 года гарантировано (в тот день наша авиация точно так же была уничтожена на аэродромах). Но, сами посудите, какая может быть война, когда у нас такие удобные для всего мира президент и премьер?

Личному составу в Ейске просто негде жить. И потому те, кто выслужил пенсию, не знают, какому богу молиться от радости, а те, кому до пенсии осталось год, полгода, месяц (а морская авиация – войско стариков!) – рвут волосы на голове (своей, не министерской). Приезжала на Веретье комиссия по жилью. Члены её даже не скрывали, что их главная цель – как можно больше народу выпихнуть из армии без жилья. Доходило до смешного – подай им справки со всех мест службы! Да ведь половина личного состава служила в отделившихся республиках! (Потом, правда, они это требование убрали).

Со срочной службой вообще комедия. К первому декабря должны уволить всех «морЯков» (так их называют у нас – с ударением на «я»). Невзирая на то, кто сколько отслужил. Если раньше из армии могли уволить офицера, прапорщика, да кого угодно, только не срочника, то в современной российской армии этот предрассудок устранен. Что весьма разумно: «морЯки», числом около двухсот человек, ничему не обучены и никакой ценности для армии не представляют – первую половину года они «дурака включают», вторую половину – дембельский альбом рисуют. Наверху подсчитали – чем перевозить их в другие гарнизоны, лучше дембельнуть, не глядя на срок службы.

В общем, «морЯки» счастливы, прочие – в трауре. Учебный центр, создание которого происходило в самые «веселые» дни правления Ельцина и стоило адских трудов и затрат, разгоняют вместе со всеми. Уникальные тренажеры разберут на части, а вот довезут ли до нового места в целости и сумеют ли там собрать – большой вопрос (почти весь личный состав центра подлежит увольнению). Что делать с автомобильной и прочей техникой, обслуживающий аэродром – вообще неясно. Точнее, ясно только одно – нас ожидает новый «большой хапок», как в 90-е годы. Традиция…

С прошлой недели начали ликвидацию гарнизона. Для начала всех переведут «за штат», а дальше будет видно. Личный состав, по уже сложившейся традиции (мало ли гарнизонов разогнали «при России»!) верноподданнически пьет, не просыхая. Во всяком случае, никого из своих бывших сослуживцев я за прошлую неделю трезвым не видел. Пьют дружно – и офицеры, и контрактники. К чему теперь дурное чинопочитание?

(Правительство должно золотой памятник поставить русскому пьянству – что было бы с ним, если б народ не пил! Как говорится, «ударим алкоголизмом по экстремизму!»)

При этом с работой в Острове – просто завал, и пригородный поезд Пыталово-Псков грозятся отменить (на нем ездит во Псков на работу много народу). Как издеваются…

17 августа 2008 года, на Веретье был день открытых дверей. По случаю авиационных праздников – их много, и потому все празднуют в один день. Ну так вот, все в тот раз шло по накатанной программе. Торжественное построение, оркестр, играющий гимны, речи-встречи, вручение подарков. Всё, кроме одного: по команде генерала на флагштоках не поднялся ни один флаг! Ни России, ни ВВС, ни морской авиации! Очень дурная примета! А ведь тогда ещё о разгоне Веретья и речи не шло. Просто жизнь полна глумливыми предзнаменованиями…

Рахим Джунусов. Другой Псков

источник: skobari.ru

Другие новости
Комментарии

Ваш комментарий:

Ваше имя:
Ваш e-mail:
Комментарий:
Код с картинки:
проект реклама контакты новости Пскова PDA
Использование любых материалов данного сайта без активной ссылки на www.skobari.ru (информационный портал Пскова и Псковской области) является нарушением международных норм и российского Закона "Об авторском праве и смежных правах".