Как сделать город чистым?

Платить уборщикам сдельно за собранный мусор
Штрафовать за нарушение чистоты
Нужны частные компании по уборке улиц
Обязать всех ходить на субботники
Публично ругать тех, кто мусорит
Ничего не поможет, люди - свиньи
Прекратить пить, весь мусор от пьяных гуляний

Прежние голосования

Особые места

Апрельская находка // 29.09.2009

            Добрый час, весёлая минутка, уважаемые читатели! Вы, может быть, помните, как весной я не стал говорить про одну нашу находку? У меня на то были веские основания. Но теперь можно рассказать, что же мы нашли в тот раз.
 
«Бибер ривер»
 
            В общем, воспользовавшись тем, что весна была сухой, и речка сильно обмелела, в апреле мы перешли «бибер ривер» (так мы её прозвали) по бобровой плотине. Прошли по бывшему до войны покосу (заливному лугу), и оказались на советских позициях. Большая часть группы принялась исследовать холм, а меньшая отправилась в сторону от него.
            Ходить в ту пору было легко – кто-то пустил пал, и от травы остался один пепел. Все ямы и канавы были как на ладони. Почти каждые сто-двести метров попадались камни-валуны. На них раньше стояли амбары и избы. А ведь много народу тут, за речкой, жило до войны!
            Исследуя траншею, мы перешли очередной ручей, перевалили второй холм и углубились в ложбину. Находки были не ахти: куски колючей проволоки, осколки, сельхозинвентарь. Как вдруг прибор запищал диким голосом. Значит, в этом месте имеется крупный кусок черного металла. Мы раскопали траншею. На самом дне лежал реактивный снаряд. Выглядел он как-то особенно зловеще.
 
 
            Чувствовалась в нем огромная скрытая сила, и недобрый нрав. Это инстинктивно ощутили все. Ну, простые снаряды мы находили и раньше, но такой попался первый раз. «Вас ист дас?» - почему-то по-немецки спросил я у Михайлыча. «Дас ист Небелверфер» - в тон мне ответил он. – «О, я, я, натюрлих...
            Вечером, приехав домой, Михайлыч посмотрел в справочнике и увидел, что «стакан» (детонатор) у данной мины (а это была немецкая 300-мм реактивная фугасная мина образца 1942 года) короткий. Что означало: ВВ в ней очень качественное (чем хуже взрывчатка, тем длиннее должен быть взрыватель – иначе половина её может просто не сработать). 66 кг смеси тротила с гексогеном или с чем ещё. А надо сказать, что такие мудрёные ВВ (взрывчатые вещества) гораздо опаснее чистого тротила – тот со временем слабеет, а смеси только крепчают. Взрыватель вообще чуть ли не с гремучей ртутью – от одного косого взгляда может взорваться. Рвануть такая хорошо «выдержанная» мина может даже без взрывателя – просто от сильного удара по корпусу. Корпус, кстати, тонкостенный – ведь мина должна была лететь на собственном двигателе. Не обманула нас интуиция…
 
            Тут я должен дать краткую историческую справку. Так называемые «химические минометы «Nebelwerfer» официально предназначались для «постановки дымовых завес», а фактически – для ведения химической войны против Красной Армии. Как известно, до этого дело не дошло, обе стороны помнили кошмары химических атак Первой мировой войны (химическое оружие было и у нас), и не хотели испытать это вновь.                             
            Поэтому «небелверферы» использовались вроде наших «катюш». Стрельба велась турбореактивными осколочно-фугасными и дымовыми минами. Эффективность была ошеломляющая, но, к счастью для нас, в 1941 году «небелверферов» было очень мало. Да и точность в то время у реактивного оружия была крайне низкой (у наших «катюш» тоже). Красноармейцы называли этот немецкий многоствольный миномёт «ишаком» - за его рев. Сами немцы окрестили его «штука цу фусс», или «пехотная «штука» («Штука» - пикировщик «Ю-87»).
            Служба на «небелверферах» была опасной – первый же залп полностью демаскировал позиции минометчиков. Со всеми вытекающими из этого последствиями.
 
«Дедушка в поле гранату нашел, дедушка с ней к горсовету пошел…»
 
            Судя по всему, этот снаряд не был выпущен из установки. Вон, сопла реактивного двигателя без нагара. Вероятнее всего, немцы подъехали к переднему краю, устроили огневой налет по нашим наступающим войскам, и кинулись наутек. А одну мину забыли – не до неё, жизнь дороже. Наши, когда пришли сюда, скатили её в нежилую траншею, чтоб под ногами не валялась. Выпустить её по немцам было не из чего, а подрывать на самом переднем краю неохота. Ну а нам что делать с такой находкой?
            Главное - не колыхать! Сфотографировать на память, и вызвать специалистов по разминированию. Судя по всему, изготовить из неё музейный экспонат не получится. Навряд ли кто возьмется её разряжать. Мы так и сделали. Сфотографировали находку и засыпали землёй. Замаскировали всяким мусором. Потом ветками замели следы – это чтобы «аборигены» не нашли. Если найдут, то в самом лучшем случае только они одни подорвутся на месте! Будет гораздо хуже, если они довезут такую находку до деревни. Как там: «маленький мальчик нашел пулемет – больше в деревне никто не живет». А у этой «детворы» хватит ума притащить мину к себе домой и попробовать выплавить из неё тол.
            Вызвать специалистов из Псковской дивизии удалось на прошлой неделе. 16, 17 и 18-го сентября у нас в Островском районе работали десантники из Пскова. К сожалению, они не захотели, чтоб я называл их имена. Вместе с ними работали наши поисковики и представитель Островского военкомата. Общими усилиями им удалось обнаружить, вывезти и обезвредить более 500 единиц самых разных боеприпасов – от 45 до 300мм. Я в это время находился на работе (на заводе), и потому фотографий сделать не мог.
            А эту самую «дуру», по рассказам наших мужиков, уничтожили самой первой. Хотя осенью «бибер ривер» сильно разлилась, и бобровая плотина скрылась под водой, объединенная группа перешла речку по пояс в воде. Пришли на место. Земля в той траншее оказалась не копаной – «аборигены» не нашли мину. На своё, однако, счастье…
            Разминеры обложили нашу находку толовыми шашками, размотали детонационный шнур, и мина шарахнула так, что земля содрогнулась. После её подрыва осталась воронка метров 6 глубиной, и метров 10 в диаметре. Прямо бассейн – хоть вышку ставь для прыжков в воду. Наши мужики замерили толщину осколков – 4 миллиметра. Самый опасный боеприпас был уничтожен, так как  разряжанию принципиально не подлежал. Жаль только, что не будет в Островском музее такого редчайшего экспоната. Ну, хоть фотография на память останется.
            Пользуясь случаем, группа «Поиск» настоятельно советует всем жителям Псковщины быть внимательными при нахождении на местах бывших боев. Часть наших взрывоопасных находок была обнаружена в местах сбора грибов и ягод. Если хотите развести там костер, убедитесь сперва, что в земле под ним нет чего подозрительного.
                                              
            На снимках вы видите некоторые образцы реактивного оружия времен Великой Отечественной войны, хранящиеся в Островском музей.
 
            В руке я держу немецкую 73-х мм реактивную агитационную мину образца 1941 года. Агитационной её называли потому, что с её помощью немцы забрасывали к нам свои листовки. Типа, «Смерть Сталину и жидам, перебегайте к нам». Надо признать, что в какой-то мере это действовало… На снимке хорошо видны сопла порохового двигателя.
 
 
            На двух следующих снимках запечатлена немецкая 158,5-мм реактивная осколочная мина образца 1941 года. Запускалась с «ишака». Рядом с ней – картонный контейнер, в котором её везли на фронт. Мина эта отличается одной хитрой особенностью – пороховой реактивный двигатель находился у неё не сзади, а спереди. При полете пороховые газа обтекали боевую часть. Сопла, создающие тягу, располагались вокруг неё, да ещё и под небольшим углом. Благодаря этому мина вращалась в полете, что повышало точность попадания. (Ещё раз повторю, что в реактивное оружие тогда было очень несовершенным, рассеивание было огромным, причем больше всего на близкой дистанции.) Ну так вот, летела она двигателем вперед, падала на землю, зарывалась, а хвост, в котором и был заряд ВВ, торчал наружу. Там же был и взрыватель. Догадываетесь, зачем? При взрыве все осколки разлетались беспрепятственно, энергия не тратилась на образование воронки. Да, хитрая штука, но к счастью, выпускалась в не очень больших количествах. К сожалению, у нашего экспоната отсутствует головной обтекатель.
            Далее идут советские образцы.
 
            Так называемый «Лука Мудищев» - кличка 300-мм снаряда от «катюши». Вообще-то данный экспонат (М-30, обр. 1942 года) запускался не с машины, а со станка-укупорки, имел общий вес 72 кг. Непосредственно с самой «катюши» (установки БМ-31-12, на «Студебеккере») запускали его «старшего братца» М-31, имевшего такую же форму, только размером побольше. На фотографии М-30 стоит в компании артиллерийских снарядов и пропеллера от советского самолета СБ (скоростной бомбардировщик).
 
 
            На следующем снимке сразу два снаряда. Поменьше - 82-мм снаряд обр. 1941 года. Запускался из установок залпового огня БМ-8-24. Первоначально они устанавливались на танках Т-40, Т-60, тракторах, позднее – на автомашинах и бронекатерах (в частности, такими установками была вооружена Волжская флотилия во время Сталинградской битвы). Масса снаряда была 8 кг, масса БЧ – 5,4 кг. Дальнобойность – 5500 метров.
            Рядом с ним снаряд от самой классической «катюши»: М-13. Его калибр – 132мм, вес – 42 кг, масса БЧ – 21 кг. Дальнобойность – 8470 метров. Именно такими снарядами 14 июля 1941 года батарея капитана И. Флерова впервые обстреляла железнодорожный узел Орша, вызвав панику и бегство немцев. Справедливости ради надо отметить, что побежали и наши войска, которые из соображений секретности не предупредили. Сама же батарея Флерова вовремя сменила позицию, немецкие бомбардировщики не смогли её обнаружить, и уже на следующий день нанесла удар по немцам в районе Рудни.
            На «катюши» немцы начали форменную охоту – очень им было интересно узнать их устройство и сравнить со своим «ишаком». Капитан Флеров и его батарея впоследствии геройски погибли в бою. Уничтожить свои установки они успели.
            Тем не менее, уберечь установки от захвата немцами в условиях лета 1941 года было нереально. В ходе сражения близ озера Ильмень 15-23 августа нашу 38-я армию постиг полный разгром. Среди огромного перечня трофеев, захваченных немцами, был и первый целый «сталинский орган» (так немцы называли нашу «катюшу» - с ударением на «а»).  
            Могут спросить, а чьё же реактивное оружие было лучше, наше или немецкое? Трудно сказать. В ходе войны всё менялось неоднократно, наша тактика сильно отличалась от немецкой. Известно, что поначалу их «небелверферы» настолько досаждали нашим, что летом 1941 года Красная Армия открытым текстом потребовала от немцев прекратить применять зажигательные реактивные мины, грозя в ответ применить газы. Манштейн пишет об этом случае в своей знаменитой книге «Утерянные победы».
 
Рахим Джунусов

источник: skobari.ru

Другие новости
Комментарии

Ваш комментарий:

Ваше имя:
Ваш e-mail:
Комментарий:
Код с картинки:
проект реклама контакты новости Пскова PDA
Использование любых материалов данного сайта без активной ссылки на www.skobari.ru (информационный портал Пскова и Псковской области) является нарушением международных норм и российского Закона "Об авторском праве и смежных правах".