Как сделать город чистым?

Платить уборщикам сдельно за собранный мусор
Штрафовать за нарушение чистоты
Нужны частные компании по уборке улиц
Обязать всех ходить на субботники
Публично ругать тех, кто мусорит
Ничего не поможет, люди - свиньи
Прекратить пить, весь мусор от пьяных гуляний

Прежние голосования

Особые места

Завтра будет прекрасный день… // 13.05.2010

            4 и 5 мая Михайлыч объявил аврал. Поскольку на 6-е число было намечено торжественное захоронение найденных нами останков советских воинов, нужно было успеть закончить работы на «линии Сталина». По такому случаю, все свободные члены нашей группы «Поиск» и сотрудницы музея выехали на место.
            Вкапывались в землю последние противотанковые надолбы, обтягивались колючей проволокой противопехотные «ежи» и рогатки. Рядом с нами строители заканчивали возведение часовни и с помощью автокрана устанавливали на ней купол. Женщины привезли землю и посадили цветы вдоль дорожки, ведущей к братской могиле. Мы тем временем закончили класть облицовку водоотводной канавы. Помпой откачивали воду из командирского дота. Одновременно накрыли нашу избушку металлочерепицей.
 
 
 
 
            В последний день перед захоронением, 5 мая, пришлось поработать до темноты. Трактор с ковшом копал новую братскую могилу для останков 191 человека – сами понимаете, такую яму руками рыть было бы слишком долго. В отрытую могилу спрыгнули Денис и Эдик – подравнять стены лопатами. Потом они возили камни и песок для бордюров. Сергей с Валерой из остатков горбыля строили тротуар через топкое место на тропинке, ведущей к «сухому доту». Женщины с граблями и метлами очищали прилегающую территорию. Обедали в избушке.
 
 
 
 
 
            После обеда работы продолжились. Телефон Михайлыча звонил поминутно – начальство из Острова давало ценные указания. А потом и само явилось посмотреть на работу. Сперва, как и положено, все раскритиковали (то крест на часовне расположен как-то не так, то одно, то другое), но потом сменили гнев на милость. Сами знаете, у нас критиков и оценщиков переизбыток, недостаток в работниках… А Михайлыч же, по мненью многих (судей решительных и строгих!) учёный малый, но не всегда правильно понимает политику партии.
            Весь день шел мелкий и холодный дождь. Сушились своим паром – работай шустрей, и высохнешь!  Мы даже забеспокоились – какая погода будет завтра, в день захоронения? Попутно намечалось освящение часовни островским архимандритом и поминки. Вдруг хлынет ливень и всё испортит?
            Я вынул из кармана мобильник. «Завтра будет прекрасный день – прогноз погоды на 6 мая благоприятный…»
 
            Увы, Михайлычу не удалось отдохнуть и в день захоронения. А ведь ему так хотелось просто посидеть за столом, хоть на полдня забыть о заботах. Дело в том, что накануне ему стали названивать из Пскова. Туда, в областную столицу, должен был приехать какой-то сенатор (не знаю, кто конкретно, для меня они все на одно лицо – как патроны из одной обоймы) и надо было срочно ехать к нему на встречу. Самое подходящее времечко выбрал, как специально…
            6 мая мы пришли в музей принаряженные. День был, как на заказ – прогноз погоды не ошибся. Вскоре прибыли машины с гробами, Михайлыч открыл подсобку, мы принялись доставать оттуда мешки с костями и укладывать их в гробы. Потом выехали на линию.
            Там уже строились военнослужащие из гарнизона Остров-3. Судя по их настрою, командование твердо решило не допускать повторения прежнего позорища – когда солдаты стояли, руки в брюки, а офицеры и мы, поисковики, засыпали могилу - и молодые люди твердо знали, что сачкануть в этот раз им не удастся. А народу собралось немало, на автостоянке места не было – и автобусы, и пассажирские «газели», и личные автомашины.
           
 
 
 
В назначенное время гробы с останками советских воинов легли на плечи российских солдат, заиграл траурный марш, и скорбная процессия двинулась к месту захоронения. Перед самой могилой гробы были установлены на скамейки, и начался траурный митинг. Как всегда, речь велась о каком-то «перезахоронении», хотя Михайлыч постоянно говорит, что этим делом мы не занимаемся – ищем только брошенных советских воинов. Вероятно, современным должностным лицам просто стыдно за своих предшественников…
 
 
 
            Попы приготовились для отпевания и последующего освящения часовни.  А Михайлыч и я покидали «линию Сталина» - ему надо было ехать по вызову в приемную «Единой России», а мне хотелось поискать принадлежности к своему фотоаппарату.
            В назначенный час «уазик» остановился возле Гоголя, 9. Михайлыч пошел на встречу, а я отправился по магазинам. Увы, с фотопринадлежностями и во Пскове было не густо. Примерно через полтора часа, закончив все свои дела, мне позвонил Михайлыч, и  мы отправились обратно в Остров. На выезде из Пскова остановились – надо было что-то закинуть в рот, со вчерашнего дня не ели. Взяли по мороженому.
            «Ну, как дела?» – спросил я. «По телевизору покажут – ответил Михайлыч. – Там полно журналистов было. Никаких конкретных бумаг подписано не было, в основном, говорили, обещали содействие. Кроме всего, сказали, что собираются восстанавливать ихнюю «Молодую гвардию». Хотят летом отправить молодых людей нам в помощь, на «линию Сталина». Только я отвечать за них не собираюсь, у меня своих забот невпроворот. Пусть едут со своими старшими. Рахим, кто из «медведей» самый порядочный, кому детей можно доверить?»
            Мы доели мороженое и поехали обратно. Телефон Михайлыча звонил, почти не переставая. На линии заканчивалось захоронение. Из музея спрашивали, как проехать к одной заброшенной братской могиле – из Питера приехала семья, хочет увидеть место погребения своего деда. Строители спрашивали о предстоящем ремонте выделенного музейного здания на островке. На завтра намечалась совещание в горсовете. Работе не видно конца.
            И при этом Михайлыч не получает зарплату уже два месяца – в связи с реорганизацией музея. Всем сотрудникам сумел деньги выбить, а себе – нет. Хорошо упитанные и регулярно отдыхающие на курортах розовощёкие дяди в верхах опять потеряли нужные документы, а поскольку они никогда и ни в чем виноваты не бывают, отдуваться пришлось Михайлычу. Он и швец, и жнец, и на дуде игрец. Теперь вот его ещё и оштрафуют – за нарушение правил противопожарной безопасности. Кругом виноват…
Интересно, сможет ли «Единая Россия» помочь Михайлычу получить зарплату?
            По приезду в Остров я пошел домой, а Михайлыч поехал проверить дела на линии, потом возился до темноты в гараже с «уазиком» и лег спать далеко за полночь. Чтобы утром всё начать с начала.
           
            Праздник 9 мая у Михайлыча – самый рабочий день. В музее будет много экскурсий, придут ветераны, после парада заглянет командование местного гарнизона. Тут не посидишь. Но в это раз мы решили всё-таки отметить праздник, к которому имеем кое-какое отношение. Тем более, что в этот день на «линию Сталина» должны были прилететь парапланеристы.
            Их областной клуб находится во Пскове, а отделения есть во многих районах области (к сожалению, Остров не входит в их число). Первой их громкой акцией (девять лет назад) был полет в Рдейский монастырь, в ту пору мало кому известный. Мероприятие это увенчалось полным успехом, внимание общественности к уникальному, но заброшенному монастырю и вообще к тем местам было приковано. Впоследствии псковские парапланеристы несколько раз летели туда – с неизменным успехом. И вот теперь они решили в день Победы – 9 мая совершить перелет Пыталово – Холматка. С возложением цветов к могиле советских воинов-освободителей.
            Примерно в пять часов вечера группа парапланеристов прибыла в Островский музей. До Пыталово они будут ехать на машинах, а в полет отправятся оттуда. Весьма довольный Михайлыч взял указку и повел гостей по залу Великой Отечественной войны на экскурсию.

Чувствовалось, что эти люди – серьёзные. И в какой-то степени родственные души поисковикам. И они, и мы собираемся ради общения друг с другом; только мы уходим в лес, чтобы не видеть нынешнего бардака, а они поднимаются под облака. А с неба, по их словам, не видно грязи и мрази на городских улицах – наоборот, вид на землю открывается захватывающий…
            По окончании экскурсии парапланеристы сели в машины и поехали в Пыталово. Мы же взяли курс на Холматку. А день этот, с утра довольно сумрачный, к вечеру стал проясняться.
           
            Там уже находилась съемочная группа псковского телевидения. В ожидании захватывающих кадров телевизионщики беседовали с Михайлычем. Одна за другой подкатывали машины с местными журналистами и просто посетителями линии. Узнав, что за «сухим дотом» обосновались «немцы» - члены военно-исторического клуба из Пскова – я поспешил туда.
            «Гутен абенд, камераден!» - поприветствовал я их. Ни малейших неприятных ассоциаций их одежда у меня не вызывала – ребята оказались вполне адекватные. Не шизанутые поклонники Адольфа Алоизовича, а обычные русские парни, увлекающиеся военной историей. А что они выбрали такой её раздел – так это только их дело. Они тоже решили отпраздновать 9 мая, но, понимая всю неуместность подобного наряда в такой день, в толпу не лезли и праздновали отдельно от всех, за дотом. В конце концов, надо же хоть иногда надеть свой костюм! Кстати, их униформа была сшита со знанием дела – я в этом немного разбираюсь. Попросив разрешения сфотографировать их, я поспешил обратно – вот-вот должны были прилететь парапланеристы.
 
 
 
 
            Прилет немного задерживался – оказалось, что они летят не напрямую, а сделают крюк в сторону Ритупе (там тоже имеется укрепрайон) и с высоты сбросят на тамошние доты цветы. Красивое, должно быть, зрелище… Жаль, что я не могу быть одновременно в двух местах.
            Но вот откуда-то сверху раздался звук работающего двигателя – летят! Над кромкой леса показался первый двухместный параплан-тандем. (фото № 3076). Вызвав бурю восторга, он начал кружить над линией. Защелкали фотоаппараты журналистов. Параплан пошел на посадку. К нему сбегался народ. Так, наверное, встречали в своё время Чкалова… Сразу нашлось множество желающих сфотографироваться с отважными планеристами. Вопросам не было конца.

            А тем временем основная группа парапланов, в количестве 15 машин, подлетала к Холматке. Ведущий нес российский флаг. Всей эскадрильей они затеяли многоцветную карусель над линией, демонстрируя невиданную маневренность. Да, ни один самолет на такое не способен… Парапланы лавировали между строений, временами опускаясь почти до самой земли. Раскачивались в воздухе, носились друг за другом. Восторг публики достиг апогея. «Немцы» выглянули из-за дота, да так и застыли, любуясь невиданным зрелищем. Как следует подняв настроение всем собравшимся, планеристы приземлялись один за другим. А посадка у них была такая мягкая, что никто даже не упал. В группе парапланеристов был и редактор псковского «Курьера».
 
 
 
            После приземления они организованной группой возложили цветы к могилам братского захоронения. И Михайлыч начал рассказывать им о дотах, о линии Сталина и о той роли, которую она сыграла в войне. Уже темнело, когда наши гости полетели обратно в Пыталово. Чем вызвали новую волну ажиотажа. Чтоб человек мог взлететь без взлетно-посадочной полосы, без катапульты, без реактивных ускорителей – прямо фантастика! А поле перед дотами оказалось для таких взлетов-посадок просто идеальным – с небольшим уклоном, с выкошенной травой и легким встречным западным ветерком.
            По словам парапланеристов, вечер – лучшее время для их полетов. Сделав на прощание пару кругов, отважные наследники великого Карлсона (ну, который живет на крыше в Стокгольме) взяли курс на Вышгородок – Пыталово. «Он улетел. Но он обещал вернуться!»
 

           
            Вслед за планеристами линию покинули журналисты и гости. Мы остались одни. Наступило время пить шампанское. Тем более, что мы это заслужили: недовольных нашей линией не было! Место оказалось идеальным для народных гуляний. Давненько мы не видели столько радостных лиц – уж не с советских ли времен? Об этом даже боязно подумать, но… неужели наш народ стал всплывать со дна того болота, куда его погрузили двадцать лет назад? Неужели появляется желание жить? Неужели сменилось поколение и что-то сдвинулось в народном характере в лучшую сторону?
            Впрочем, мы не задавали себя такие мудреные вопросы. Праздник удался – и это главное! «Мы посидим с тобою за столом, про вечера про подмосковные споем, про Днепр широкий, Неман и Дунай, давай братишка, первым запевай!»
            Но сперва Олег Рожков решил вручить нам медали от Ханты-Мансийского военкомата: «За заслуги в увековечении памяти погибших защитников Отечества». 6 числа, при начальстве, мы не захотели устраивать это награждение – у них свой день Победы, у нас свой. Мужики поисковой группы построились, и Олег вручил каждому присутствующему медаль, удостоверение и вымпел. Которые отсутствовали, тем мы вручим позднее.
 

            Михайлыч, на правах командора, открыл шампанское. (. Пробка с громким хлопком унеслась в небо. «Пётр Михайлович, а вы вверх посмотрели? Вдруг отставший параплан сбили?» Под общий смех шампанское разлили по кружкам и стаканам. Сам Михайлыч пил чай – он за рулем. 
            «Смотрите, в Пыталово салют!» Мы повернулись на запад. Над соседним райцентром (он был ближе, чем Остров) поднимались огненные звездочки. Вот догорела последняя – значит, нам пора домой. Мы убрали столы в избушку. «По машинам!» Пронизывая темноту фарами, «вепрь» и «уазик» двинулись в Остров, куда и прибыли благополучно.
           День действительно был прекрасным. Праздник получился действительно народным.
 
Рахим Джунусов
 
Источник: Скобари.ру

источник: skobari.ru

Другие новости
Комментарии

Ваш комментарий:

Ваше имя:
Ваш e-mail:
Комментарий:
Код с картинки:
проект реклама контакты новости Пскова PDA
Использование любых материалов данного сайта без активной ссылки на www.skobari.ru (информационный портал Пскова и Псковской области) является нарушением международных норм и российского Закона "Об авторском праве и смежных правах".