Как сделать город чистым?

Платить уборщикам сдельно за собранный мусор
Штрафовать за нарушение чистоты
Нужны частные компании по уборке улиц
Обязать всех ходить на субботники
Публично ругать тех, кто мусорит
Ничего не поможет, люди - свиньи
Прекратить пить, весь мусор от пьяных гуляний

Прежние голосования

Особые места

У меня зазвонил телефон… // 07.02.2010

            В моём кармане заиграл мобильник. На экране высветилось – «Гринчук». «Слава героям, Пётр Михайлович!» - «Рахим! Тут к нам швед приехал, Ульф. Привез подарки для музея. Зайди посмотреть, если хочешь». Еще бы не хотеть…
            Вечером, после работы я зашел в наш Островский краеведческий музей. Как оказалось, Ульф привез два телефона времен Второй мировой войны – американский и шведский. А также кое-что из обмундирования, картину «Богослужение шведской армии перед Полтавой», французские послевоенные (после Первой мировой войны) открытки с видами разрушенных городов и целую гору дисков с кинохроникой Второй мировой.

            На фотографии вы видите нашего реставратора Валеру Терского со шведским телефоном. Разумеется, снимок постановочный. Но оба телефона в полной исправности – ставь батарейки и звони хоть сейчас! Швеция не участвовала в той войне, и данный аппарат мог быть разве что на службе финской армии.
 
            Зато второй телефон, американский, поставлялся нам по ленд-лизу. Вы только полюбуйтесь, какой красавец – в кожаной сумке на ремне, с тисненой надписью «telephone ЕЕ – 108». У нас уже есть его «родственник» - ЕЕ – 8 А, и даже инструкция к нему на русском языке, напечатанная в Нью-Йорке в 1942 году. Вообще, роль ленд-лиза в нашей истории традиционно замалчивается, но совершенно очевидно, что она была гораздо больше пресловутых 4 или 7 процентов. Даже в нашем провинциальном музее витрины ломятся от западного вооружения и средств связи. Трудно сказать, как бы отразилось отсутствие американской помощи на ходе боевых действий, но очевидно, что в таком случае потерь у нас было бы намного больше. Впрочем, о западном вооружении Красной Армии и вообще о ленд-лизе надо писать отдельно – тем более, что количество экспонатов позволяет.
            Ульф приобрел эти телефоны у себя на Западе – там военные раритеты стоят гораздо дешевле, чем в современной спекулянтской России. И привез их в подарок нашему музею. Спасибо ему… На фотографии вы видите самого Ульфа у входа в музей.

            Кроме телефонов, в свои прежние приезды Ульф привез нам следующие экспонаты: французскую каску старого, довоенного образца – в полной сохранности. Приобретена им во Франции. Также французские, времен окончания Первой мировой войны, открытки с видами разрушенных городов – вероятно, выпускались для сбора средств на восстановление памятников архитектуры. Кроме того, на витрине нашего музея красуется французский бинокль – тоже с Первой мировой, и тоже подарок Ульфа. (на снимке – крайний слева). Скажу по секрету – планируется расширение нашего музея, и если всё пойдет как надо, мы сможем выделить зал Великой войны 1914 – 1918 гг., с особой витриной по Франции (имеются и другие раритеты того времени).

          

Немецкий фотоальбом тех лет – фрицы в кругу семьи, виды ещё не разбомбленных германских городов, немецкие солдаты на учениях и в минуты отдыха на фронте. Никаких садистских сцен – повешений или расстрелов. Хотя немецким солдатам позволялось иметь фотоаппарат, и большинство снимков времен войны сделаны именно ими, снимать казни обычно «не рекомендовалось», да они в большинстве и сами не стремились. Подобный снимок невозможно показать дома, а если попадешь с ним в плен – последствия могут быть летальными… 
            Далее на снимках вы видите колокольчик, который немцы вешали у входа своих госпиталей. В отличие от русских, он звонил не столь мелодично, сколь громко – мертвого подымет! Я, пока снимал его с потолка и фотографировал, поднял трезвон на весь музей – чуть колыхнешь, звон так и бьет по ушам.

             Картина «Богослужение шведской армии перед Полтавой» - ну, это уже из раздела позднего Средневековья. Ульф – мужик с юмором, русскую шутку про шведа под Полтавой знает и парирует её словами – «а мы вас под Нарвой». Это максимальное «политическое разногласие» между нами. Хотя Ульф не знает русского, а мы – шведского, языковый барьер мы преодолеваем общими усилиями и вполне успешно. Кто-то учил в школе и военном училище английский, я кое-что помню из немецкого. А сам швед, как западный человек, отлично говорит по-английски и понимает французский. Сказывается постоянная практика – они там свободно ездят по Европе и даже США. Я думаю, что русские тоже могли бы свободно болтать на многих языках, если бы в этом была необходимость. Для многих наших провинциалов даже Москва – как заграница: денег на поездку туда век не скопить. В советское время население было более мобильно, чем сейчас.

            Вы наверное, очень удивитесь, но Ульф не является «акулой капитализма», «владельцем заводов, газет, пароходов» - он простой шведский пенсионер. И приезжает сюда не с «коварными замыслами» – просто человек интересуется военной историей, ну и нашел здесь единомышленников…
 
Рахим Джунусов
Другие статьи
проект реклама контакты новости Пскова PDA
Использование любых материалов данного сайта без активной ссылки на www.skobari.ru (информационный портал Пскова и Псковской области) является нарушением международных норм и российского Закона "Об авторском праве и смежных правах".