Как сделать город чистым?

Платить уборщикам сдельно за собранный мусор
Штрафовать за нарушение чистоты
Нужны частные компании по уборке улиц
Обязать всех ходить на субботники
Публично ругать тех, кто мусорит
Ничего не поможет, люди - свиньи
Прекратить пить, весь мусор от пьяных гуляний

Прежние голосования

Особые места

Праздник что надо // 12.09.2010

            11 сентября, в субботу, группа «Поиск», как обычно выехала в очередную экспедицию. И хотя с самого утра начал накрапывать мелкий и нудный, чисто осенний дождь, но… погоды бояться – в поиск не ходить! Закупив провизии, набрав воды (не удивляйтесь – сейчас в поле воды не найти, земля сильно пересохла за лето, впитывает влагу как губка), и, заправив машину бензином, группа отправилась на Погостье, где мы не были уже давно. В наши планы входило поискать в той самой ложбине, где пару лет назад мы обнаружили останки группы артиллерийской поддержки (смотрите предыдущую статью «Ничто на земле не проходит бесследно»). У нас было подозрение, что немного выше того места, под ракитовым кустом, мог быть заваленный танками блиндаж.
            По дороге Эдик показывал новый прибор-металлоискатель, приобретенный им по дешевке у какого-то отставного кладоискателя. Данный экземпляр сильно отличался от наших – и наворотами, и ценой. «Слушай, а что у него за символы на дисплее? Наверное, «сундук», «ларец», «шкатулка», стоимость находки в Питере, Москве, Лондоне и срок тюремной отсидки»?
            Мостик через ручей, построенный летом, был ещё цел, и благодаря этому мы без проблем доехали почти до самого места раскопок. Вот и раскидистый дуб, под которым мы обычно становимся лагерем.
 
 
Предварительно поворошив старое кострище на предмет – а не подсунули ли «добрые люди» туда взрывчатых сюрпризов? – мы развели костер и приступили к завтраку. Для того чтобы копать тяжёлую глинистую землю, надо хорошо питаться, налегать на витамин «Ц», которого много в продуктах, содержащих эту букву – в сальце, в яйце… Пока мы кипятили чай и резали сало, Валера Вальтер прошелся с прибором вокруг и в ближайшей воронке обнаружил … человеческий череп!
            Бывают в жизни такие совпадения, что поневоле поверишь в силу, ведущую и направляющую людей (не всех, конечно, а тех, кто это понимает). Ведь сегодня у православных праздник – день усекновения главы Иоанна Предтечи! В старину в этот день нельзя было рубить капусту и вообще орудовать ножами, топорами и прочими рубящими орудиями. Вот мы и нашли именно сегодня голову советского солдата, погибшего в 1944 году. Впрочем, я не способен рассуждать о Боге и пусть каждый читатель сам решит, было ли эта находка случайным совпадением.
            Нажарив на костре сала и запив его чаем, группа разделилась: молодые отправились к ложбине, а «старики» - Михайлыч, автор этих строк, Валера Чумаченко и Валера Вальтер – пошли к той самой воронке и принялись её перекапывать. Увы, больше костей не было. Мы перелопатили слой торфа, и обнаружили только перо от хвостового оперения «катюши» БМ (большой мощности). Дело ясное – по этому месту работала наша реактивная артиллерия, и оторванную голову закинуло в воронку взрывом. Потому что животных – волков, лисиц и прочих мирных енотов – быть на поле боя не могло. Где искать тело – неясно, да и сохранилось ли оно вообще? К сожалению, череп был «верховой» (лежал почти у поверхности) и потому разломился на части при выкапывании. Мы захороним его с прочими останками, но в счет обнаруженных бойцов он не пойдет.
 
            В соседней воронке Пётр Михайлович обнаружил немецкую каску.  Нет, она была меньше найденной «адамовой головы» (так в старину называли череп) и принадлежала явно другому человеку. На этом находки в том месте кончились, и мы отправились вслед за первой группой к ложбине.
 
            Осень уже вступила в свои права. Улетели аисты, готовятся к отлету журавли. В зелени листвы появились первые золотые пряди. Гроздья рябин алеют на фоне серого дождливого неба. Мы прошли по краю небольшого болотца и миновали могучий дуб, желуди которого ещё не созрели. Дерево явно господствовало над окружающей местностью, и попозже надо будет взять его желудей и рассадить по округе, чтоб не все они достались прожорливым кабанам…
 
            В окружающих кустах мы обнаружили автомобильный стартер тех лет, ствол от русского «дегтяря» (ручной пулемет Дегтярёва) и редкую вещь – немецкий снайперский карабин! От обычных маузеров 98 «к» - (курц – короткий, так индексировалось это оружие) он отличался более тщательным изготовлением, небольшими изменениями в затворе и специализированными кронштейнами для крепления оптического прицела. Данный экземпляр затвора не имел, деревянные части сгнили, и ствол был кривой (потому и выбросили). Самое интересное, что это – чисто снайперское оружие, и хотя на нем имеется прицельная планка, пользоваться ей нельзя: встроенные кронштейны начисто перекрывают прорезь обычного прицела.
            Пока мы выражали бурное ликование по поводу этой находки, к нам подошел Саня. По его словам, их поиск не удался – новый Эдиков прибор, привычный к дублонам и пиастрам, взбесился, когда ему предложили ржавые осколки и стреляные гильзы. В ложбине им ничего обнаружить не удалось, и потому Эдик с Сергеем прошли на гряду, где отыскали брошенную немецкую шинель и в данный момент исследуют её. Сам же Саня обнаружил одну стреляную гильзу от «ляйхтпатронен» - немецкой осветительной ракеты. (фото № 4216 ). Гильза была хоть и в одном экземпляре, но зато в прекрасной сохранности, а главное, обратите внимание на дату выпуска – конец июня 1944 года, вероятно, последняя партия вооружения, которое получили немецкие войска перед тем, как покинуть линию «Пантера»!
 
            Мы двинулись к ложбине, по пути прочесывая землю своим прибором и откапывая «хрюкальники» от немецких противогазов, гильзы от немецких танковых орудий и разошедшиеся «розочкой» снаряды «катюш». Придя на место, мы выпилили ракитовый куст и приступили к работе. Увы, ни блиндажа, ни останков там не оказалось, но зато нашими находками стали очередная немецкая каска (пробитая на затылке, а так весьма крепкая), немецкий резиновый сапог, банка из-под сардин. А также прочий хлам в виде лопаты, детали от пулемета «максим» и хвостовика от 120мм минометной мины, которая, судя по всему, и учинила весь этот погром.
            После чего я и Саня, забрав находки, отправились к лагерю варить обед. 

            Надо сказать, что прием пищи у нас – дело непростое. Идет постоянная борьба с недоеданием. Члены группы «Поиск» взяли моду недоедать сваренную кашу, все попытки Михайлыча этому воспрепятствовать пока ни к чему не приводят. Ну, у меня они не сбалуются…
            Покуда Саня раздувал костер, я первым делом рассчитал котловое довольствие и отставил в сторону лишнюю пачку макарон и лишнюю банку тушенки. У меня недоедающих не будет, все тарелки вылижут без остатка. Когда обед был готов, мы позвонили: «Кушать подано, идите жрать, наконец!» Поскольку день был прохладный, аппетит наша группа нагуляла хороший, и звать долго не пришлось – не больше двух-трех раз. Мужики пришли, принеся ещё одну немецкую каску – это просто «касочный» день какой-то! Впрочем, эта каска была в таком плохом состоянии, что никуда не годилась, и ее оставили тут же, нацепив на обломанный ствол. Получился этакий «старичок-лесовичок», а что в немецкой каске – так ведь места-то фронтовые!
            Сваренный мной обед съели весь, ничего в котле не оставили. Недоедание было успешно побеждено. Немного передохнув, мы вновь пошли копать.
 
            День клонился к закату, и мы уже собирались домой, когда в одной траншее прибор показал наличие больших масс металла. Мгновенно была забыта усталость, и наша группа принялась за работу, поминутно доставая из земли нажимники от мин заграждения, скобы, и всякую мелочь. А потом пошли настоящие находки…
 
            Немецкая алюминиевая фляга, раздавленная танком. Вторая фляга стальная, красного цвета, целая, полная. Солдатский котелок. Сапожная щетка. ЗиП (запчасти и принадлежности) от немецкой винтовки. Немецкий столовый набор – ложка с вилкой. Кожаные плечевые ремни. Портупейный ремень с характерной алюминиевой бляхой, на бляхе типовая надпись «Гот мит унс» (найдите хоть одну армию, которая думала бы по иному!). На ремне – пустые ножны от штык-ножа. Коробка с противогазом. И самое ценное – кожаный футляр с биноклем и жестяной со снайперским прицелом. 
 
 
 
            «Мужики, ведь мы утром нашли снайперскую винтовку в десяти метрах отсюда, а теперь обнаружили прицел к ней и бинокль. Это набор снайпера, тут ещё может быть подзорная труба!» - сказал Михайлыч. – «Такого набора и такой винтовки нет ни в одном музее области, это точно. Такая находка в один день – это один шанс из тысячи!»
            К сожалению, подзорной трубы не было. Но и то, что есть, является уникальной находкой. До этого на Погостище мы нашли всего одну немецкую снайперскую винтовку, более простую. Это просто праздник какой-то…
            Бинокль оказался не цейсовским, но от этого его историческая ценность не уменьшилась. А прицел… таких марок в каталоге у Михайлыча не имелось. Да ещё и футляр к нему… Теперь надо будет очень аккуратно, водой и кисточкой, отмыть оптику. Кинематика прицела сохранилась идеально – её в керосин. В музее есть деревянное ложе от немецкого маузера, вот его и приделаем к найденной винтовке, и будет экспонат, что надо!
            Судя по всему, немецкий снайпер бросил снаряжение во время боя. Неподалёку от этого места несколько лет назад мы обнаружили останки трех советских бойцов и одного немца. Быть может, хозяина этого добра, теперь уже не определишь.
            Дело в том, что в музеях России не так уж много немецких снайперских винтовок. А в западных музеях их почти совсем нет. На это есть веская причина – немцы проиграли войну, и их снайперы уничтожали свое оружие, чтоб оно не выдало их. Снайперов не любит ни одна армия мира, и попасть к противнику для них означает неминуемую смерть (часто очень лютую). Охота на людей, которую ведут эти бойцы, отличается такими живодерскими особенностями, что снайперское дело не может быть продемонстрировано публике во всех подробностях. (Во время чеченской войны по России ходили душераздирающие рассказы про прибалтийских снайперш – так называемых «Белых колготок» - но эти снайперши всего лишь делали самую обычную работу).
            В красной фляге оказалась простая вода. Впрочем, даже если бы там и был шнапс, пить его никто бы не стал. Убедившись, что в траншее ничего больше нет, наша группа погрузилась в машину и отправилась домой. На обочине, в свете фар, показался березовый крест с характерной каской. Здесь лежат немцы-пулеметчики, судя по всему, не успевшие вовремя отойти с позиций, когда их войска покидали «Пантеру». Нашли мы их давно, но только в этом году поставили примитивный крест, а сибиряки надели на него каску. Не хоронить же фрицев вместе с красноармейцами! (В Себеже есть немецкое кладбище, но отправить туда найденных нами фрицев в последнее время невозможно, и их у нас скопилось количество немалое). Впрочем, там, в Себеже, и русских-то солдат хоронить не хотят, и найденных красноармейцев телевизионщикам приходится везти к нам в Остров.
            Мы благополучно прибыли в Остров и пошли к Михйлычу пить чай. А потом он повез Саню и Сергея в Дубки, вернувшись домой далеко за полночь. Чтоб наутро, в воскресенье, выйти в музей на работу. Праздник прошел, и начались будни.
 
Рахим Джунусов
Другие статьи
проект реклама контакты новости Пскова PDA
Использование любых материалов данного сайта без активной ссылки на www.skobari.ru (информационный портал Пскова и Псковской области) является нарушением международных норм и российского Закона "Об авторском праве и смежных правах".