Как сделать город чистым?

Платить уборщикам сдельно за собранный мусор
Штрафовать за нарушение чистоты
Нужны частные компании по уборке улиц
Обязать всех ходить на субботники
Публично ругать тех, кто мусорит
Ничего не поможет, люди - свиньи
Прекратить пить, весь мусор от пьяных гуляний

Прежние голосования

Особые места

Прелюдия к 1941-у… // 25.08.2010

             К сожалению, наша группа «Поиск» обнаружила очень мало советских бойцов, павших в боях 1941 года. Главным образом потому, что фронт тогда прошел через наши места очень быстро. 22 июня началась Великая Отечественная война, а 4 июля немцы уже захватили Остров, 9 июля они взяли Псков и устремились к Ленинграду. Никакого сравнения с 1944 годом, когда шла позиционная война, и фронт почти не двигался в течение полугода.
            Таким образом, убитых в 1941 году было относительно немного, и оборонительные позиции наших войск были чисто условны – без глубоких окопов, длинных траншей, рвов, колючей поволоки, что затрудняет привязку к местности. Оккупанты приказали местному населению, тогда ещё многочисленному, убрать останки советских солдат. За время войны множество народу погибло, ещё больше война разбросала по всему Союзу и его окрестностям. И потому свидетелей тех боев осталось мало. Что касается линии Сталина, где в 1941 году шли бои, то немцы включили её в свою систему обороны («линия Пантера») – как третьеразрядный, тыловой рубеж. Они очистили доты, но где зарыли останки наших бойцов – никому не известно. (Свидетельства местных жителей путанные и ненадежные). Из-за этого возник невероятный казус – на линии Сталина мы нашли останки одиннадцати фрицев, погибших в июле 1944 года при её обороне от наших войск, и всего одного советского бойца, павшего в 1941 году.
 
«Если завтра война, если завтра в поход, если темная сила нагрянет
Весь советский народ, как один человек, за свободную Родину встанет!»
 
            Канун Великой Отечественной войны. Уже давно советская промышленность работает по нормативам военного времени. Ввели платное обучение в вузах. Проводится частичная скрытая мобилизация. Как на дрожжах, растёт Красная  Армия – по сравнению с 1935 годом, её численность увеличилась в пять раз. Сняты ограничения на военную службу для казаков и прочих контрреволюционных классов. По стране ползут слухи о скорой войне. Пропаганда уверяет, что в таком случае восстанет западный пролетариат, а германские рабочие и крестьяне, призванные в вермахт, повернут оружие против своих «помещиков и капиталистов». Молодежь легкомысленно радуется – ей кажется, что война будет легким и не слишком опасным приключением, но люди старшего поколения, вволю хлебнувшие и Первой мировой, и гражданской, настроены далеко не так оптимистично.
 
            «Полетит самолет, застрочит пулемет, загрохочут могучие танки,
и пехота пойдет, выйдет в море наш флот, и поскачут лихие тачанки…»
 
Одновременно в Германии нечто подобное утверждает геббельсовская пропаганда, и молодые люди из гитлерюгенда боятся только одного – что война окончится слишком быстро, и они не успеют вволю повоевать.
            Красная Армия становится самой большой и механизированной армией планеты. По численности танков и самолетов она превосходит все прочие армии мира, вместе взятые. Воздушно-десантные войска Советского Союза намного больше ВДВ всех прочих стран. Разговоры об обороне считаются признаком пораженчества, и потому Красная Армия практически не имеет противотанковых и противопехотных мин. И только очень наблюдательные люди видят, что за грозным и блестящим фасадом скрывается далеко не столь благостная картина – качество армии было принесено в жертву количеству.
            Огромное скопище советских танков сильно изношено и не имеет сколько-нибудь удовлетворительной эвакуационной и ремонтной службы. Большинство механиков-водителей умеют только дергать за рычаги. (Кстати, вы обратили внимание, что в болотах находят только советские танки?) Это означает только одно – в случае реальной войны потери будут колоссальными. Подготовка пилотов Красной Армии даже в мирное время далека от нормальной (опыт Испании, Китая, финской войны, Халхин-Гола не пошел впрок – а ведь тамошние бои по масштабам превосходили вторжение немцев в Западную Европу!). Наземные службы ВВС находятся в первобытном состоянии. Масштабные выброски советских десантников на предвоенных маневрах – сплошная показуха, призванная пустить пыль в глаза иностранным наблюдателям. (Воздушные десанты под Вязьмой в 1942 году и особенно под Букринским плацдармом в 1943 это доказали предельно ясно).
            Но самое больное место Красной Армии – это связь. Большинство советских командующих даже не понимают её роли в современной войне. Радиостанций мало и они ненадежны, упор делается на проводную связь. Танки в бою управляются флажками (высунется командир из башни и помашет), самолеты – выложенными на земле знаками (в результате советская авиация теряет управление сразу после взлета). Этому, впрочем, есть объяснение: до войны наркомат связи был гиблым местом – туда ссылали тех, кто провинился перед Сталиным. О связи эти люди думали меньше всего на свете.
            Что касается разведки, то она была, и даже совершила немало подвигов (если верить советским писателям), но почему-то мы мало что знали о нашем будущем противнике. Даже производство противотанковых ружей перед войной прекратили – были уверены, что против немецких тяжелых танков они бесполезны. К счастью для нас, ни одного тяжелого танка немцы в 1941 году не имели. И пришлось нам в начале войны спешно восстанавливать это производство, а товарищу Сталину в ходе Московской битвы распределять эти ружья по войскам чуть ли не поштучно. (Правда, немецкая разведка знала об СССР ещё меньше).
            И ещё один фактор, который предопределил многое в ходе будущей войны - и наши поражения, и наши победы - и о котором обычно стесняются говорить. Мне и самому неловко… Ну, в общем, сейчас в продаже полно немецкой кинохроники тех лет. Внимательно вглядитесь в лица советских и немецких солдат. Замечаете разницу? Немцы, кстати, это сразу заметили. Мол, таких лиц, как у русских, нет в современной Европе, но их можно увидеть на средневековых картинах. Это значит, что русские моложе европейцев лет на пятьсот – со всеми вытекающими последствиями, и хорошими, и плохими. Исключительная выносливость и неприхотливость (а русские выносливее любых азиатов – это я по Чечне понял), беспрекословное послушание сильному руководству, храбрость по приказу – и одновременно полная неспособность предвидеть будущее на минуту вперед, слабые навыки коллективизма и наплевательство на всё, даже на собственную безопасность. Чисто средневековое сочетание.
            Даже после войны европейцев в советских фильмах играли прибалты, а сегодня, после сползания России в феодализм, разница в лицах стала ещё разительней…
            Таково было общее положение дел, а как развивались события непосредственно в наших краях? Тут придется вкратце затронуть события в Прибалтике, поскольку бои 1941 года за Псков и Остров считаются последней фазой прибалтийского оборонительного сражения Красной Армии.
 
 
 «У нас всё делается добровольно и с песней!»
 
            Отношения независимых прибалтийских государств и Советского Союза никогда не были безоблачными – главным образом из-за их географического положения. Прибалтика является сферой жизненно важных советских интересов – именно так советское руководство поставило вопрос на переговорах с представителями Англии и Франции летом 1939 года. Западные демократии не согласились отдать эти страны нам, что и явилось одной из причин провала этих переговоров (справедливости ради надо сказать, что тогда Запад и не помышлял всерьёз о союзе с СССР).
            Ну, если Запад не хочет отдавать нам Прибалтику, может, больше повезет с Третьим Рейхом? О чем речь! Гитлер, нуждаясь в свободе рук на Западе, охотно уступил нам и Прибалтику, и Финляндию. (Пакт Молотова – Риббентропа, или советско-германский договор о ненападении). Фактически, он предал эти страны, с которыми немцев связывали договора о дружбе и совместно пролитая кровь в боях за финскую независимость в 1918 году.
            Следствием этого было подписание наших договоров дружбе и взаимопомощи с Литвой, Латвией и Эстонией, на основании которых СССР вводил в эти страны свои войска. Тамошние правительства понимали, что в случае войны между СССР и Германией сохранить нейтралитет всё равно не удастся, и потому расценивали советские войска в своих странах как своеобразный откуп – мол, вводите свою армию, только отвяжитесь! Таким образом, к 10 мая 1940 года на территории Прибалтики разместились советские войска общей численностью 66946 человек, 1630 орудий и минометов, 1065 танков, 150 броневиков, 5579 автомобилей и 526 самолетов. Плюс один линкор, один крейсер, два лидера, четыре эсминца, 17 подводных лодок, торпедные катера, тральщики, береговые батареи, морская авиация.  И это было только начало…
            Сразу же после размещения советских войск в Прибалтике у них стали возникать мелкие конфликты с местными жителями и тамошними вооруженными силами, но в целом договора соблюдался всеми сторонами. Всё изменилось в мае 1940 года, когда Гитлер разгромил Францию и вышвырнул англичан на их остров. Отныне за прибалтов никто не мог вступиться даже теоретически, и это хорошо поняли в Кремле. 30 мая 1940 года СССР официально обвинил правительство Литвы в исчезновении нескольких красноармейцев из советских частей, расквартированных в этой республике. Советские газеты подняли шумиху, под прикрытием которой на границах Прибалтики было сосредоточено три армии вторжения (3, 11 и 8-я). Общая численность войск, готовых к нападению на Прибалтику, составила 360177 человек, 6078 орудий и минометов, 2073 танка, 411 бронемашин и 1995 самолетов. Плюс уже находящиеся там войска.
            Шансов устоять у прибалтов не было никаких. Это ведь не Финляндия, загородившаяся от России линией Маннергейма и непроходимыми болотами.  (Да и советско-финская «зимняя война» проходила, когда ещё не была повержена Франция). Поэтому тамошние правительства покорно приняли советские ультиматумы. К 21 июня 1940 года захват Прибалтики был завершен. К тому времени там были созданы марионеточные правительства, которые молниеносно приняли декларации о вхождении своих стран в состав СССР, что и было узаконено на 7-й чрезвычайной сессии Верховного Совета СССР.
            В середине августа был сформирован Прибалтийский Особый военный округ (ПрибОВО), в который вошли 8-я и 11-я армии (впоследствии и 27-я). Бывшие войска прибалтийский стран (общей численностью около 65 тысяч человек) были включены в состав Красной Армии. Из них сформировали три стрелковых корпуса – 22 (эстонский), 24 (латвийский) и 29 (литовский). Их военнослужащие носили старую форму, но со знаками различия Красной Армии. 
 
Карты правду говорят…
 
            Трудно сказать, была ли Советскому Союзу чисто военная польза от поглощения Прибалтики. С одной стороны, границы отодвинулись далеко на запад, а с другой… 

Пограничный столб довоенной Латвийской Республики

 
            Уже осенью 1940 года на новых границах СССР начинается массовое оборонное строительство. Четыре новых укрепленных района (УР) – Тельшайский, Шауляйский, Каунасский и Алитусский – должны были надежно прикрыть западные рубежи СССР. На работах по их возведению задействована огромная масса войск, но к началу войны ничего не успели. Поэтому новые укрепрайоны оказались совершенно не готовы к обороне, и никакой роли в ходе войны не сыграли. Точнее, сыграли роль отрицательную – посчитав, что отныне линия Сталина уже не нужна, на Псковщине прекратили строительство Псковского, Островского и Себежского УРов, а уже поставленное на них вооружение было снято и отправлено на новую границу. (Туда же увезли и документацию по нашим дотам, и там она погибла в ходе боев).  В общем, старую границу ликвидировали, а новую не подготовили.
            Кроме того, инфраструктура Прибалтики была не приспособлена для размещения такого количества войск, и Красной Армии пришлось спешно (зима подгоняла!) строить казармы, бани, склады, прокладывать грунтовые дороги и линии связи. Из-за этого боевая учёба почти не велась, и её замещали традиционной шагистикой и политучёбой. В целом боевая подготовка войск ПрибОВО была низкой.
            Компьютерного моделирования тогда не было, но штабные игры на картах его неплохо заменяли. В начале 1941 года было проведено несколько командно-штабных учений, и везде результаты не радовали – если верить картам (военным, не гадальным!), то Красную Армию ожидали тяжелые поражения вообще и потеря Прибалтики в частности.
            Гордостью округа были 2-я и 5-я танковые дивизии. Но даже там были крупные проблемы с обучением личного состава. По воспоминаниям, особые трудности были с освоением нового танка КВ-2. Танкисты боялись новой огромной пушки, и потому на огневом рубеже экипаж заряжал 152-мм гаубицу, наводил орудие на цель, потом покидал машину и прятался в канаве. Выстрел производили с помощью длинной веревки, привязанной к спусковому механизму. Командиру дивизии, генералу Солянкину (геройски погиб в бою 26 июня 1941 года) пришлось подавать личный пример, самому стреляя из этих танков, чтобы его подчиненные перестали бояться своих машин.
            5-я танковая дивизия была единственной дивизией округа, имевшей танки Т-34. Как и полагается у нас, новые машины были тут же заперты в парке, и до самой войны их не трогали – «берегли». Это привело к тому, что в первых же боях часть этих танков была потеряна по техническим причинам (застряли в грязи, поломались, в баки вместо солярки залили бензин).
            Кроме того, грунтовые дороги Прибалтики летом сильно пылили, а пыли очень боялись двигатели танков Т-26 и КВ. Положение с воздушными фильтрами было настолько плохим, что часть этих машин стала прямо на поле боя.
            Артиллерийские части округа страдали от нехватки тягачей (в округе имелось 2978 тракторов всех марок и 38826 лошадей). Кроме того, пропускная способность местных железных дорог была очень низкой. В Эстонии и Латвии была русская колея (1535мм), а в Литве – европейская (1420мм), что крайне затрудняло железнодорожное сообщение с западной частью округа. Очень трудно было развернуть части по штатам военного времени, тем более, что учет военнообязанных планировалось произвести только в ноябре 1941 года.
            Радиосвязь в ту пору в Красной Армии была развита плохо, и все надежды были на гражданские линии связи. В Прибалтике они были слабо развиты, не имели выхода в соседние республики, кроме того, местное население обожало резать провода – чтобы навредить нам. Кстати, о местном населении. В массе своей оно не приняло коммунизм. Местное коммунистическое подполье, оставленное на оккупированной территории, была разгромлено в два счета. Попытки занести туда советское партизанское движение полностью провалились. А большинство солдат-прибалтов (но не все) сбежали из Красной Армии в первые же дни войны…
            Всё это, а также грубые ошибки советского командования и привело к тому, что непреодолимым щитом на пути немецких войск советская Прибалтика не стала, и уже через две недели вермахт ступил на земли Псковщины.
            А вот о том, как готовились к войне у нас, как строили линию Сталина и как её обороняли, читайте в следующей статье. Продолжение следует...
 
Рахим Джунусов
Другие статьи
проект реклама контакты новости Пскова PDA
Интересная обзорная статья о Покерматче
Использование любых материалов данного сайта без активной ссылки на www.skobari.ru (информационный портал Пскова и Псковской области) является нарушением международных норм и российского Закона "Об авторском праве и смежных правах".