Как сделать город чистым?

Платить уборщикам сдельно за собранный мусор
Штрафовать за нарушение чистоты
Нужны частные компании по уборке улиц
Обязать всех ходить на субботники
Публично ругать тех, кто мусорит
Ничего не поможет, люди - свиньи
Прекратить пить, весь мусор от пьяных гуляний

Прежние голосования

Особые места

Там вдали за рекой // 12.08.2010

            Вот и настало время выезжать в поиск одним, без сибиряков. Даже грустно как-то… Одно радует – благодаря современной мобильной телефонии наша связь не прерывается и мы в курсе их последних новостей, как и они наших.
            Наш «уазик» снова мчится по трассе. В открытые окна врывается жаркий ветер. Одно радует – сезон слепней-оводов подходит к концу, и их численность заметно уменьшилась. Вдоль дороги тянутся нескончаемые поля. Некоторые обрабатываются, и на них сейчас лежат многочисленные рулоны сена. Такого изобилия трав, как в этом году, не помнит никто из нас. Псковщине в этом году фантастически повезло – засуха, опустошившая пол-России, почти не затронула наши земли. И хоть уровень грунтовых вод упал, но не слишком сильно. Жара с грозовыми ливнями обеспечили рекордный урожай трав. Косить их, не перекосить.
            Жаль только, что почти всё это изобилие не будет скошено, и понапрасну уйдет под снег. А в других областях скот кормить будет нечем… Своими силами Псковщина не может обеспечить массовый сенокос – советские времена прошли, и нет ни рабочих рук, ни техники. И пострадавшие от засухи области не смогут отправить сюда своих людей –непомерно развившийся бюрократизм не позволит. Пока в нынешних верхах примут решение, пока соберут кучу комиссий по согласованиям, пока владельцы разных форм собственности придут к «консенсусу» - зима настанет. Да простят нас, псковичей, жители пострадавших регионов – не по своей воле мы оказались в положении «собаки на сене»: сами не ам, и другим не дам… А следующей весной наши поля будут гореть так, что небесам жарко станет…
            С такими разговорами дорога пролетела незаметно, и вот мы уже свернули на проселок, а потом и вовсе в поле. Немного тряски по ухабам – и мы у цели. Пора вылезать – дальше машина не пройдет. Прямо по курсу тянулся пойменный лес, в глубине которого протекала речка Многа («Бибер-ривер», по-нашему). Наша задача – пользуясь жарким летом, попробовать перейти её вброд, и выйти на советские позиции и противотанковый ров, расположенные на той стороне. Вован с Эдиком не пожелали купаться, и, взяв лопаты и один прибор, отправились в поиск на близлежащую высотку, опоясанную немецкими окопами. (Хотя в начале 90-х местные вскрыли эту высотку бульдозером – времена были голодные, искали чего на продажу – работали они неряшливо, и поискать имеет смысл).

            Денис, Валера, Михайлыч и автор этих строк принялись раздеваться на радость здешним комарам. Как мы и рассчитывали, уровень воды сильно упал, и плыть не пришлось. «Мужики, сейчас сделаю исторический снимок – переход Михайлыча через Многу!» Со смехом мы перебрались на тот берег и, подгоняемые летучими кровососами, быстро оделись. Я огляделся – рядом находилась бобровая хатка. Судя по всему, жилая. Вон, и вход в неё виден. Обычно вход в бобровое жилище, будь то хатка или нора, всегда находится под водой, но этим летом уровень воды сильно упал, сделав, таким образом, бобров уязвимыми перед волками. Бобр вообще животное весьма интересное и даже «цивилизованное» - питается не где попало, а в строго определенных «столовых», подходы к которым тоже благоустроены. Плотина ему нужна для безопасности, и для выращивания корма – близ воды бурно растут лиственные деревья и кусты (хвойными бобр питаться не может). Для многих первобытных племен это зверь священен – как основа лесной экосистемы (современная наука это подтверждает). Не желая беспокоить «биберов», мы двинулись в глубь пойменного леса.

            Лес этот, протянувшийся узкой полоской вдоль Бибер-ривер, появился уже после войны. А в те годы тут ничего не было. До войны тут всё было распахано, и в войну немцы не давали растительности взойти, дабы не заслоняла сектора обстрела. В 1944 году здесь прошли наши танки – через Многу, на высоту. В некоторых местах ещё видны следы от гусениц. Не верите? Напрасно. Если земля не пахалась, не косилась и вообще никак не использовалась, то следы гусеничной техники сохраняются очень долго. Как-то мы нашли след от «тигра». Сперва сами не поверили, а потом замерили колею – нет, это не трактор и не советский танк, это действительно след немецкого «зверя». К сожалению, на фотографии след не производит никакого впечатления, и поэтому давать это фото я не буду.

            Мы бродили по пойменному лесу, находя во множестве одни снарядные осколки, а потом перешли противотанковый ров и пошли вдоль траншей. К сожалению, этот день нельзя было назвать удачным – обломок ложки (без надписи), немецкая солдатская кружка – вот и все наши находки. Немного обрадовала советская каска, которую Валера обнаружил прибором на дне окопа. Мы тщательно обкопали её, но черепа в ней не оказалось. Какая досада… А впрочем, типун мне на язык! Каска, судя по всему, была потеряна в ходе атаки, и возможно, её хозяин остался жив. Потому что никаких костей или вещей возле неё мы не нашли. Что же, будем надеяться на лучшее…(фото № 4115, 4116, 4117, 4118).

            Солнце проделало изрядный путь по небу, и мы решили, что самое время вернуться к машине на обед. Чтобы охватить возможно больший участок, пошли другой дорогой. И тут нас ждала неожиданность – Многа, оказывается, в этом месте совсем пересохла! Её можно было перейти в кроссовках. Всё стало понятно. Там, где мы переправлялись утром, была бобровая плотина, она и создала маленькое водохранилище.
 

А выше по течению было сухо. Мы мысленно поблагодарили бобров за их мелиоративную деятельность – чтоб без них делала другая лесная живность! Жаль только, что уровень воды в речке поднимется не скоро – мхи (так у нас называют болота) пересохли, и понадобится немало дождей, чтобы излишек воды вновь устремился в Многу.
            Мы вышли к машине и вскоре встретили Вована с Эдиком. Они тоже не могли похвастать особыми находками. Выбравшись на высоту, мы выбрали местечко в тени, продуваемое ветром, и приступили к обеду. Нож мы забыли дома, но прекрасно обошлись и без него. Топором нарезали сало, хлеб и лук, вскрыли пару банок консервов. Вскипятили чай. И приступили к еде.

            Вставать после обеда было неохота, но мы же не прохлаждаться сюда прибыли. Ближайший лесок оказался буквально нашпигован военным металлоломом. Балансир от какой-то бронемашины. Куски разбитого орудийного щита. Катушка немецких связистов с телефонным проводом. Куски автомобильного радиатора. Куски послевоенной сельхозтехники. Куски взорванных после войны танков. «Новая игра – «Военный конструктор!» «Собери из пазлов настоящий «шерман»! На снимке вы видите кусок от этого самого «шермана» - американского танка, поставлявшегося нас по ленд-лизу. Машина эта была далеко не так плоха, как нам пытаются внушить. В ней были применены некоторые новые по тем временам идеи в танкостроении. Достаточно сказать, что «шерман» стал самым массовым танком времен Второй Мировой войны, превзойдя в количестве даже наш Т-34. Разумеется, у него были свои недостатки, а у какой машины их нет?

            Наверное, мы бы долго ещё играли в конструктор, и находили все новые детали, но к высоте тем временем подплыли подозрительные бледно-белые, размазанные облака. Гнус накинулся на нас с удвоенной силой. Так, значит, скоро будет дождь. Ветер, стихший было до полного штиля, рванул с яростной силой. В небе раздался треск, будто там рвали громадную мешковину. Пора уезжать.
            Я поднялся на вершину высоты, чтобы снять флаг. Обвел взглядом окрестности. С юго-востока приближалась буря. Там, вдали, за рекой, клубились черные тучи, из которых били молнии, и гремел гром. Машинально я посмотрел на часы – 18-00. Сегодня, 31 июля, оппозиция в Москве выходит на площадь... Жизнь полна самых невероятных совпадений!
            Я развернулся в сторону Москвы, салютуя Красным Флагом борцам за народную свободу, словно они могли увидеть меня за семь сотен километров. Буря… скоро грянет буря! Этот момент и засняли мои товарищи, укладывавшие вещи в машину возле подножия высоты. 

            Свернув флаг, я оступился и скатился с высоты, посчитав боками ямы и окопы. Встал, встряхнулся. Ничего не сломал. Тем, кого сейчас «роняют» на асфальт, приходится хуже…
            С первыми каплями дождя мы уселись в машину, и, разбрызгивая лужи, наш «уазик» поехал домой. Очередной поисковый день закончился.
 
Рахим Джунусов 
Другие статьи
проект реклама контакты новости Пскова PDA
Использование любых материалов данного сайта без активной ссылки на www.skobari.ru (информационный портал Пскова и Псковской области) является нарушением международных норм и российского Закона "Об авторском праве и смежных правах".