Как сделать город чистым?

Платить уборщикам сдельно за собранный мусор
Штрафовать за нарушение чистоты
Нужны частные компании по уборке улиц
Обязать всех ходить на субботники
Публично ругать тех, кто мусорит
Ничего не поможет, люди - свиньи
Прекратить пить, весь мусор от пьяных гуляний

Прежние голосования

Особые места

Путешествие из Острова к линии Сталина // 30.04.2010

            Если вы преуспевающий городской житель и в Турции бываете гораздо чаще, чем в Сочи, если вы видите провинциальную жизнь в основном по телевизору или из окна своей иномарки, то, наверное, вам будет интересно прочесть эту статью. Говорят, в среде обеспеченных людей заграница уже приелась, душа просит экзотики, и потому в моду входит Россия. «Офисный планктон» и те, кто покрупнее, с интересом рассматривают древние русские города Золотого Кольца, скупают коврики и вышивки на фестивалях народных ремесел и с восторгом фотографируют «настоящих» деревенских трактористов. Ну, прямо как туристы в резервации…
            Нет, я не ехидничаю – наоборот, радуюсь. Пусть хоть так, как иностранцы, но начинают богатые люди интересоваться страной, в которой живут. А потом, глядишь, и бедные им подражать начнут. Сегодня же создается впечатление, что исконная мечта России – это уехать из России. По крайней мере, таковы результаты недавнего социологического исследования, проведенного у нас на Псковщине.
            Много раз я ездил на «линию Сталина» - и копать, и работать, но как-то всё руки не доходили рассказать о дороге туда. А ведь проходит она по красивейшим местам…
 
«Но кони всё скачут и скачут, а избы горят и горят…»
            29 апреля только вышел я из дому за хлебом, как возле меня тормозит наш «уазик». «Здравствуй, Рахим – говорит Петр Михайлович – дел у тебя не много сегодня? Если не много, поехали на «линию Сталина». Мне надо туда провизию работникам отвезти, заодно и новости расскажу». Поскольку день был пасмурный и накрапывал дождь, то работа на огороде отменялась, и таким образом я был свободен. Забежать домой и взять фотоаппарат было минутным делом, и вот уже мы мчимся по дороге Остров – Пыталово.
            Мы миновали Грызавино – пригородную деревню. Справа по дороге – крест, установленный в память о жертвах немецкой оккупации. В те годы на грызавинских торфоразработках немцы устроили концлагерь для советских военнопленных. Не Освенцим, конечно, но с голоду и с надрыва народ и здесь мёр. Правда, сам лагерь был немного в стороне, а крест воздвигли возле дороги, чтоб проезжающие могли остановиться и прочесть надпись об этом.
            На левой стороне дороги – дымящиеся развалины. Раньше тут стояли избы, но их жильцы вымерли. И даже на дрова ветхие руины никто не взял, хотя вокруг частный сектор, и топить нечем. Дело в том, что в психике у изрядной части провинциалов произошел «сдвиг по фазе» - ну, это и не мудрено, глядя на окружающую действительность. Чтоб убогие развалюхи не портили вид, их снесли и подожгли. У нас вообще какая-то пиромания – всё жечь. Пожары – бич провинции. В Острове полно брошенных горелых домов, восстановить которые у людей нет ни сил, ни средств, ни желания. В нашей областной столице, Пскове, конечно, попригляднее, но и там недавно две башни местного кремля спалили.
            Мы и едем на линию Сталина, чтобы убедиться в сохранности тамошних деревянных строений. Сегодняшней ночью близ линии кто-то поджег траву. Одна бабка из близлежащей деревни увидела это в окно и позвонила в другую деревню Сергею Дмитриеву, работнику нашего Островского краеведческого музея. И пришлось ему в час ночи садиться на велосипед и ехать туда, оберегать избушку, почти готовую часовню и саму бабку от возможного пожара. (Местным жителям на все наплевать, да и почти не осталось их, этих самых местных жителей). К счастью, ветер переменился, и огонь пошел под углом вдоль линии. Но угроза всё равно оставалась.
            По краям дороги расстилался унылый черный пейзаж – горелые поля. Кое-где, там, куда огонь не добрался, с прошлого года гнило никому не нужное сено. Начальство приказало косить, чтоб хоть вдоль дорог создать видимость жизни, а потреблять это сено было некому – нет такого количества скота в нынешних деревнях. Какой контраст с соседней Белоруссией…
            Мы заехали на заправку, где нас ожидали приятный сюрприз. Хозяин, зная Михайлыча, преподнес подарок к 9 Мая – пятьдесят литров бензина. Чтобы мы делали без таких людей… Заправившись и поблагодарив, мы поехали дальше.
 
Синие вены Псковщины
            Вот и памятник экипажу Михайлова. В дни тяжелейших боев за Остров, в июле 1941 года они повторил подвиг Гастелло, направив свой подбитый самолет в немецкую танковую колонну. Что бы там не говорили иные историки, но нигде вермахт не встретил такого сопротивления, как в России, и нигде он не нес такие большие потери, как здесь. Наши красноармейцы, летчики и танкисты делали всё возможное и невозможное, чтобы остановить врага, и не их вина была в том, что немцы наступали. Виноваты повыше их…
            В тот день, 4 июля, в Острове шел тяжелейший танковый бой: сошлись танковые дивизии – советская 3-я (точнее, два её батальона) и немецкая 1-я. На выручку немцам спешила их 6-я танковая дивизия. Наши летчики получили приказ – любой ценой задержать её. Экипаж капитана Михайлова пожертвовал для этого своей жизнью.
            Неизвестно, насколько его подвиг задержал немецкую танковую колону – на полчаса или ещё меньше? Но ведь и полчаса в июле 1941 года значили очень многое. На войне дороже всего время, и выигранные часы складывались в сутки, сутки – в недели и месяцы, пока не наступившая зима не поставила крест на немецком блицкриге…
            Справа от дороги течет Утроя – приток Великой. Этот край вообще изобилует небольшими реками – Галинка, Синяя, Кухва, Вербочка, Лжа. Начинаясь в Латвии, они несут свои воды на Псковщину. На географической карте эти места сплошь покрыты синей сеткой – реки, как вены псковской земли. Красиво, правда?
            Увы, этого нельзя сказать про окрестные деревни. Я специально не стал давать фотографии развалюх, удивительно напоминающих лачуги крепостных крестьян – к чему это? Такого добра везде хватает, и нет в них ничего интересного. В конце 20-го века начальство объявило нам, что вся история России после 1917 года – это сход с «общечеловеческого» пути развития, что революция 1917 года была ошибкой, и что надо эту ошибку срочно исправлять (то есть вернуть «посконные» порядки времен царизма). «Ошибка» была исправлена успешно, и теперь в деревнях бродят персонажи, будто сошедшие с карикатур Кукрыниксов и из «Сказок» Салтыкова-Щедрина.
            Вот и деревня Захаркино. Указатель гласит – налево, через пять километров, и будет «линия Сталина». Мы сворачиваем, и через пять километров по хорошо укатанной грунтовой дороге подъезжаем к деревне Холматка. Всё, мы на месте.
            Здороваемся с Сергеем. Он караулил всю ночь (вызванная пожарная команда приехала, посмотрела и уехала). Михайлыч привез ему воздуходувку (эта штука придумана специально для тушения травы). Сергей берет её и идет к окраине деревни – огонь всё ближе, неровен час…
            Мы сгружаем продукты в избушку, нагружаем машину камнями и везем их к канаве. В свободное время Михайлыч и Валера Чумаченко там выкладывают облицовку трубы. Рядом рабочие строят часовню. На земле лежит купол, стоит, прислоненный к стене, крест. Осталось установить их и накрыть крышу – и часовня будет готова.
            Со стороны леса валит дым – это горит подожженная ночью трава. Огонь уже выжег большую полосу вдоль линии, и теперь медленно движется против ветра в нашу сторону. К вечеру он может подойти к часовне. За Холматку можно не беспокоиться – сухой травы близ неё немного, да и Сергей с воздуходувкой не даст огню подойти близко. Но что делать с часовней? Решили пустить встречный пал, чтобы ночью спать спокойно. Огонь с ревом двинулся по ветру, подчищая сухую траву возле часовни. Через час он дойдет до обгоревшей полосы и пламя погаснет. Одной проблемой меньше.
Сказки дезертиров
            Иногда нас спрашивают – к чему эта самая «линия Сталина»? Ведь она не сыграла своей роли – не остановила немецкой нашествие? Ну, это как сказать…
            К примеру, на Украине линия немцев остановила. Если на Севере и в Центре их наступление развивалось вполне успешно, то на Украине немцы не смогли преодолеть Коростеньский УР (укрепрайон), прикрывающий Киев. И пришлось Гитлеру приостанавливать наступление на Москву и поворачивать танковые армии на Юг, окружая Киев с Востока. Да, в результате Красная Армия попала под Киевом в грандиозный «котел», но тамошний УР себя оправдал – он сдержал натиск немцев с Запада.
            Почти всем жителям Острова приходилось слышать байку, будто немцы с ходу преодолели доты на нашем направлении. Якобы у наших бойцов там ничего не было – даже патронов. Дескать, открывают ящик – а там гвозди лежат. Что тут сказать?
            Прежде всего то, что недостроенный и слабо вооруженный, Островский УР сдерживал немцев на протяжении 16-ти часов. Шестнадцать часов их 6-я танковая дивизия топталась возле наших дотов, в то время когда их 1-я дивизия была выбита из Острова. Так что немцы тут были задержаны, и намного. Надо сказать, что не все красноармейцы были герои. Некоторые доты сдавались без боя, гарнизоны других разбегались. И вот те самые бегунки, удравшие с поля боя, и принесли в Остров байку о гвоздях вместо патронов. Дескать, им нечем было стрелять. Но дело в том, что доты ещё строились, и в них стояли ящики и с патронами, и с гвоздями (для опалубки). По виду они были одинаковыми. Ну, вскрыл ты один ящик – там гвозди, вскрой другой! Почему-то одни сражались геройски, и отнюдь не гвоздями, а нормальными боеприпасами, а другие кинулись в леса – прятаться от немцев и от своих. (Эти стали бандитами и плохо кончили). Так что были тут бои, и сдерживали немцев. Кое-кто считает это мелочью, но именно из таких «мелочей» в конечном итоге и сложились Сталинград, Курск, взятие Берлина…
 
Застава
            Мы закончили дела на линии и поехали обратно. Погода была обманчивая. Ветер менял направление, дождь то начинался, то прекращался. На гнездах сидели озябшие аисты. Над дорогой летали чибисы (у этой птицы довольно неприличное название на местном диалекте – кто знает, какое?)
            Мы выехали на трассу, и в стороне я увидел двухэтажное здание довоенной пограничной заставы. Тут, совсем рядом, пролегала граница с буржуазной Латвией. «Свернем туда, посмотрим» - попросил я Петра Михайловича. Наш «уазик» свернул налево и через сто метров мы были на месте. Так вот она какая, довоенная пограничная застава…
            Странное чувство я ощутил, когда оказался под её полуразрушенными сводами. Словно вернулся на свою Родину – СССР, где всё было родным и привычным, где была надежда на будущее и уверенность в настоящем. Дом весьма добротной постройки – в нем ещё в 80-е годы размещалось общежитие, и окончательно его подкосили лишь лихие девяностые. Крышу разобрали, полы, двери, рамы растащили. Но сама кирпичная коробка еще держится, хотя дубовые перекрытия частично украдены, частично обвалились. И бетонная лестница рухнет не скоро. Мы поднялись на второй этаж. Само здание стоит на бугре, и вид из окон открывается потрясающий. Вон, виднеется вышка мобильной связи – а за ней, чуть дальше, в тридцатые годы проходила государственная граница. Метрах в двухстах от заставы, в лесу, протекает река. Рядом сохранились оборонные позиции – окопы, траншеи. Боев в этом месте не было, и потому здание в войну не пострадало. Соседним заставам повезло меньше – они были взорваны. Одна только эта сохранилась с тех дней.
            «Тут же можно фильмы про войну снимать – сказал я Михайлычу – Про боевые действия. А потом, если отремонтировать, то и про довоенную службу. Где ещё второе такое здание сыщешь!»
            «У нас в Острове фильмы про войну на руинах льнозавода снимают – ответил Михайлыч – а тут такая натура пропадает!» Впрочем, оба этих здания – и льнозавод, и бывшая погранзастава – стали жертвами не войны, а перестройки и суверенности.
            Мы обошли дом вокруг. Когда-то здесь кипела жизнь – звонили телефоны, подъезжали и отъезжали автомашины. По утрам парни в белых нательных рубахах выбегали на физзарядку. В учебном городке шли занятия. Лаяли собаки в питомнике. Теперь вот – полуразрушенное и никому не нужное здание…        Понадобится ли оно кому?
            Мы снова выехали на дорогу Пыталово-Остров. «Ничего – сказал Михайлыч – прорвемся. Жила Россия – и будет жить. Это я как старый западный хохол говорю…»
 
 
Рахим Джунусов
Другие статьи
Использование любых материалов данного сайта без активной ссылки на www.skobari.ru (информационный портал Пскова и Псковской области) является нарушением международных норм и российского Закона "Об авторском праве и смежных правах".